Закон не писан: у заключенных в «ЛДНР» нет никаких прав, а освобождение не означает свободу

19:22 15.08.2021
Закон не писан: у заключенных в "ЛДНР" нет никаких прав, а освобождение не означает свободу

Легализации нет

— У нас совершенно нет никакой информации о ситуации в исправительных учреждениях на неконтролируемых Украиной территориях, — говорят в Государственной криминально-исполнительной службе Украины. И признают, попавшие за решетку до 2014 года украинцы в этих регионах после освобождения предоставлены сами себе, имея на руках лишь справку местных «органов власти» об освобождении. Пока в Украине нет законодательного механизма легализации таких людей на подконтрольных территориях. Как и нет госреестра отбывающих наказание в ОРДЛО.

Определенности нет даже в цифрах. В Государственной криминально-исполнительной службе Украины рассказали о 36 исправительных учреждениях на неподконтрольных территориях, если считать вместе с Крымом.

По другим данным сейчас в «ДНР» — 7 колоний и одно СИЗО, в «ЛНР» — 11 колоний и одно СИЗО. Сами непризнанные республики рапортуют о 13 и 10 колониях соответственно.

Информация от «смотрящих»

Какова ситуация с правами заключенных на неподконтрольных территориях, можно судить хотя бы по отзывам местной адвокатуры, объединившейся в «Совет адвокатов ДНР»:

— Нас не допускают к подзащитным, — говорят там. Хотя надо отметить, что бесплатные защитники и сами не особо ходят, а «платников» не очень волнует судьба подопечных. Главное, чтобы родственники передавали гонорар вовремя.

— За полгода адвокат побывала у сына два раза и взяла за эти визиты 600 долларов в рублевом эквиваленте. Помощи от нее не было никакой, — говорит жительница Донецка Алена, чей сын попал в Донецкое СИЗО №5 по обвинению в сбыте наркотиков. — На все претензии говорила, что мы должны быть благодарны, мол, другие адвокаты вообще не возьмутся за такое дело…

Составить заявление на условно-досрочное освобождение или проконсультировать по каким-то законодательным моментам помогают правозащитники с подконтрольных территорий, но их возможности очевидно ограничены.

Закон не писан: у заключенных в "ЛДНР" нет никаких прав, а освобождение не означает свободу Основатель общественной организации «Восточная правозащитная группа» Павел Лисянский. Фото: ФБ Павла Лисянского

— Благодаря такой помощи мы взамен получаем информацию о происходящем в исправительных колониях на неподконтрольной территории, в том числе и от «смотрящих», — отмечает основатель общественной организации «Восточная правозащитная группа» Павел Лисянский.

Шили маски из наволочек

По скудной информации, поступающей из колоний в ОРДЛО, можно собрать нерадостную картину. Если в Украине работа в местах заключения — это право осужденного, то на неподконтрольных территориях — обязанность.

— Фактически заключенным ужесточили режим, введя принудительный труд заключенных. В Украине, если человек трудится в местах лишения свободы, то он зарабатывает себе какие-то привилегии, например, возможно освободиться условно-досрочно. В «ЛДНР» работают все, но никто на УДО не уходит. Конвоиры ведут себя гораздо жестче с заключенными, потому что нет элементарного общественного контроля, — рассказывает правозащитник. — Недавно в тюрьмы ОРЛО приехала глава Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Матильда Богнер. Ей дали доступ к определенным заключенным, а к тем, к кому ей действительно было необходимо зайти, чтобы увидеть истинное положение дел, ее не пустили.

Заключенные передали на свободу, что коронавирус гуляет по тюрьмам абсолютно свободно, никакой борьбы с ним не ведется, смертность зашкаливает, однако в «официальных» сводках — тишь и благодать. В некоторых колониях заключенные сами шили себе и конвоирам защитные маски из старых наволочек, чтобы хоть как-то обезопаситься.

— В 2018 году трех заключенных на той территории послали чистить канализационный коллектор без респираторов. Естественно, они задохнулись, — вспоминает Павел Лисянский.

Когда заключенный умирает, то тело проводят через местный морг. Оттуда со справкой тело возвращают на «зону», кремируют и хоронят там же на кладбище. Родственникам тело не отдают.

Издеваются от скуки даже женщины

Те, кто побывал в тюрьмах, в СИЗО или в печально известных «подвалах» МГБ, или на «Изоляции», рассказывают, что унижение и издевательства над заключенными там возведены в ранг обязательств конвойных и других заключенных. Избиения без причины, ради садистского удовольствия — обычное дело. Разворовать скудные передачи от родственников — всегда пожалуйста.

— В следственном изоляторе № 5 в Донецке сидят сотни людей, от которых требуют выкуп в десятки тысяч долларов. Сидят с самого начала войны. Много «коммерсов» — директоров рынков или предприятий, не пожелавших дарить дома или автомобиль, очень много «по наркоте» — сбыт, хранение. Есть те, кто под «административным арестом» — 28 дней за решеткой без объяснения причин, типа просто «проверка». По моему мнению, все, кто работает в этой системе, — изощренные садисты, даже женщины, — уверяет горловчанин Александр, чем родственник работал в системе исполнительных наказаний. — Они издеваются над заключенными просто так, от скуки, а ведь в СИЗО не всегда сидят однозначно виноватые. Есть те, кто просто ждет суда, который может признать его невиновным.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Министерство юстиции официально вычеркнуло неподконтрольные колонии

Проблема передачи заключенных, оставшихся на неподконтрольных территориях, поднимается с 2014 года, но сейчас, похоже, зашла в тупик.

— В 2015 году Министерство юстиции официально вычеркнуло колонии и СИЗО на территории «ДНР» и «ЛНР» из списка учреждений Украины, — говорит бывший глава пенитенциарной службы Украины, а ныне адвокат Сергей Старенький. – При этом даже не пытались вести какие-то переговоры об эвакуации либо других способах передачи людей. До 2016 года этот вопрос просто замалчивался.

Подвижки, по словам эксперта, начались с приходом на пост Уполномоченного по правам человека Валерии Лутковской.

— При содействии Службы безопасности Украины был запущен процесс так называемой передачи осужденных. Хотя на самом деле это был скорее обмен заключенными или людьми, которые интересовали ту или другую сторону. За 2016 – 2017 годы из «ДНР» передали около 500 человек. С «ЛНР», насколько мне известно, обмена не было, переговоры не велись.

Первой процесс обмена притормозила «ДНР» — выяснилось, что тамошние чиновники вымогают деньги с родных заключенных, которые хотели добывать свой срок в Украине. Особенно это касалось больных людей, либо таких, которые по законам «ДНР» не имели права на досрочное освобождение либо амнистию, а по украинским – имели.

— Украине по сути было все равно, при каких условиях возвращают людей, но с приходом на пост омбудсмена Людмилы Денисовой история и у нас свернулась, — высказывает свое мнение Сергей Старенький. – Справедливости ради надо сказать, что это и не обязанность омбудсмена. Это обязанность государственных органов – Минюста, МВД, СБУ. Уполномоченный может защищать права, но он их не реализует.

Юрист отмечает, что проблема передачи касается только тех, кто получил срок до оккупации территорий Донбасса и эту проблему можно и нужно было решать в 2014 году.

— В августе 2014 года я предлагал объявить амнистию для заключенных, которые находятся на тех территориях. Коме пожизненников и осужденных за особо тяжкие преступления. Тогда администрации колоний еще контролировал Киев, они подчинялись украинским законам до октября 2014 года. Если бы Украина приняла такой, люди бы вернулись домой. И я не считаю, что это способствовало бы росту преступности. Тех, кто был уголовно ориентирован, боевики сами забрали из колоний и оправили в качестве «пушечного мяса» воевать за «ДНР».

КСТАТИ

Сейчас в местах лишенивия свободы на неподконтрольных территориях находятся около 5 тысяч граждан Украины, осужденных до 2014 года. Среди ни пожизненно заключенные, 50 человек из которых написали заявления о переводе в Украину. Украинские правозащитники вынуждены обращаться даже в органы власти Российской Федерации, чтобы они воздействовали на представителей «ЛДНР» и потребовали от них исполнения хотя бы собственных законодательных норм в отношении заключенных в местах лишения свободы людей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Жителям ОРДЛО отменили штрафы на границе: не всем и не навсегда