Военный эксперт Георгий Салманишвили: Если Запад не будет мягко контролировать Талибан, это обернется проблемами для других стран

19:24 17.08.2021
Военный эксперт Георгий Салманишвили: Если Запад не будет мягко контролировать Талибан, это обернется проблемами для других стран

Европейский союз требует от исламских радикалов остановить наступление, прекратить силовое воздействие на население – и грозит изоляцией и непризнанием, если талибы окончательно захватят власть в стране. Но наивно думать, что гнев белых людей интересует талибов и возымеет какое-то действие. Так исторически сложилось, и об этом «КП в Украине» рассказал военный эксперт Георгий Салманишвили.

— Откуда взялся «Талибан»? В разных источниках о нем разная информация, похоже, это молодое движение?

— Принято думать, что движение  «Талибан» появилось в 1994 году, а у его истоков стояли ученики религиозных школ (медресе) из Пакистана и Афганистана. Насколько я помню, сообщения о фанатиках-радикалах-талибах мелькали в советских газетах еще в 80-х годах с негативной оценкой типа «насаждают исламский фундаментализм» или что-то в этом роде. Напомню, в Афганистане в это время уже давно шли непрекращающиеся междоусобные войны разной степени интенсивности. Было похоже, что ничем другим в этой стране не занимаются. Пока СССР помогал афганскому народу строить дома, аэропорты и больницы, в стране еще была видимость нормальной (в нашем понимании) жизни. После вывода советских войск рухнуло все мгновенно: экономика, инфраструктура, законность – все пошло прахом.

 Афганцы не умели  и не хотели что-то делать, им нравилось воевать, а после вывода войск тысячи бородатых ребят с оружием просто остались не у дел. Начались грабежи и убийства, боевики разделились на вооруженные группировки, и у каждой был свой интерес и стремление к власти. «Талибан» только-только зародился, и далеко не в недрах медресе, поэтому не имел какого-то влияния на происходящее, но, скажем так, впитывал бесценный опыт.

— Не в медресе, а где же  тогда?

— Афганистан был, есть и остается узловой точкой мирового наркотрафика, можно сказать, хабом. Здесь речь идет не миллионах, а о миллиардах долларов. А страна сама по себе нищая, географически не очень выгодная – считай, одни горы и между ними немного долин. Полезные ископаемые есть, но добывать их крайне трудно именно из-за гористой местности. На что жить? Производство и переправка наркотиков, выращивание опиумного мака – самое подходящее. Обогатиться они особо не обогатились, но внимание всего мира к Афганистану не ослабевало никогда.

Именно по этой причине, а еще из-за близости к границам тогдашних советских Туркменской, Узбекской и Таджикской Республик, СССР всегда стремился держать руку на пульсе этой страны. О советском наркотрафике через эти границы мы пока говорить не будем, но известно, что свой «гешефт» Советский Союз с этого получал.

Но у этого гешефта была и темная сторона: грубо говоря, под боком великой державы копошились постоянно воюющие бородачи, настроенные антисоветски и вообще против всего западного, но при этом страстно любящие американские доллары и любое оружие. Усмирить их военным путем было нереально, дипломатические попытки тоже срывались из-за непредсказуемости и фанатичной истеричности военно-полевых командиров… И тут зародилась идея «Талибана» под лозунгом типа «не можешь победить – возглавь», и зародилась она не в медресе, а гораздо севернее. Выпускники Университета дружбы народов к середине своего обучения уже были штатными сотрудниками КГБ. Они и стали реализаторами этой идеи, как говорится, на местах. И это были не только афганцы.

— То есть СССР создал себе  управляемую и, замечу, вооруженную оппозицию, которую можно было направлять в нужную сторону?

— Да, в итоге, было создано управляемое радикальное движение, которое, с одной стороны, постоянно держало в тонусе просоветское правительство Афганистана, воюя бок о бок с моджахедами против «ограниченного контингента советских войск». Президенты – ставленники Союза в Афганистане — были под таким присмотром. С другой стороны, талибы, как ни странно, поддерживали видимость порядка и закона, основываясь на шариате и отличаясь беспощадностью к преступникам. Но СССР развалился, Афганистан же продолжил воевать сам с собой, а страны мира либо молча наблюдали за борьбой «дикарей», либо пытались на них заработать. И все под лозунгом внедрения демократии и мира в эту несчастную страну, разумеется.

— Сейчас, когда талибы возвращаются в Афганистан и не остановятся на захваченных городах, – чего нам ждать от них? Готовиться к очередному 11 сентября?

— Пока не похоже, что  талибы стремятся к захвату  территорий вне пределов Афганистана, их интересует собственная страна, которая должна жить по суровым  законам ислама. Рисковать и выходить за границы, открыто развязывая очередной международный военный конфликт, они не будут, понимая, что их ждет бесславная смерть. При этом они хорошо ведут партизанскую войну – мы это могли видеть после 2001 года, когда их режим был свергнут и они ушли в горы. К тому же их не так много – по разным данным, участниками «Талибана» себя объявили около 40 тысяч человек.

Американцы ушли из Афганистана, их интерес к этой территории значительно ослаб. Возможно, объектом ненависти в их отсутствие для талибов станет, например, ИГИЛ или любая другая организация, чьи взгляды на ислам и государственное управление расходятся с мнением талибов. По-прежнему они будут продолжать ненавидеть Запад. Контролировать их надо, конечно, но без прямого вмешательства, иначе это станет для них поводом для очередного газавата («священной войны против неверных»), а для других стран обернется большими проблемами, в том числе и террористического характера.

НАША СПРАВКА

Талибан – исламистское движение, появившееся в Афганистане. С языка пушту «талиб» означает «студент медресе» («талибан» — студенты). Талибы были у власти в стране с 1996 по 2001 год, создав «Исламский Эмират Афганистан». С 2004 года контролировали регион Вазиристан в Пакистане. «Исламский Эмират Афганистан» был признан трема государствами: ОАЭ, Пакистаном и Саудовской Аравией.

Официальная религия талибов – ашаризм, который в числе всего прочего отрицает существование естественных причинно-следственных связей между явлениями. По убеждениям сторонников ашаризма, происходящие в мире процессы идут в согласии с введенным Аллахом порядком, который предопределен Его извечным знанием. Любой кто с этим не согласен – заблудший, его надлежит прогнать.

На подконтрольных Талибану территориях сурово исполняются и контролируются нормы Шариата. Запрещено телевидение, музыка, изобразительное искусство, алкоголь, компьютеры и Интернет, шахматы, а также белая обувь (белый — цвет талибского флага, который негоже осквернять, опуская его на землю). Естественно, под строгим запретом обсуждение интимных вопросов. Мужчинам положено носить бороду определенной длины, женщинам – закрывать лицо, появляться в общественных местах без сопровождения родственника-мужчины.

Талибы запрещают женщинам работать и получать образование.

Вообще, вся идеология талибов базируется на исламском фундаментализме, который приравнивается к настоящему религиозному тоталитаризму.

При этом талибы жестоко обращаются с преступниками. За торговлю, посредничество и производства наркотиков – смертная казнь. Запрет на проценты по ссудам. За традицию «бача-кази» (похищение, танцы и сексуальное насилие над мальчиками) – смертная казнь. Воры лишаются руки. Отчасти такой подход позволил талибам завоевать симпатии значительной части населения Афганистана.

От более известных моджахедов талибы отличаются тем, что ведут войну по совсем по нормам джихада. В джихаде победитель получает ресурсы побежденного, а также право грабить, убивать и насиловать побежденное население. Талибов же больше интересует оружие и как население соблюдает шариат, они больше борются за религию, чем за ресурсы. Их мало интересуют материальные ценности, их цель – власть. Вопреки названию, талибы далеки от духовного и любого другого образования.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Талибан» рвется к власти: Афганистан снова стал опасным для мира