Социолог Евгений Головаха: В радикализм уходит неуверенная в своем будущем молодежь

07:23 03.05.2021
Социолог Евгений Головаха: В радикализм уходит неуверенная в своем будущем молодежь

Марш в честь дивизии СС “Галичина” был немногочисленным, недолгим и прошел без эксцессов. Но вызвал даже больший резонанс, чем “художественная” атака на Офис президента. Произошла не только демонстрация украинского радикализма, но и брошен вызов позиции “чистых” националистов, которые не хотят отождествлять себя с нацистскими символами.

Многие представители старшего поколения возмущались, что в колонне оказалось много молодых парней и девушек. Дескать, близится 9 Мая, ваши деды и прадеды… Всякое было в истории, и каждая эпоха судит прошедшую по-своему. Но что романтика протестов всегда увлекала молодежь, к хорошему это приводило или к плохому, факт бесспорный.

Мы наш, мы новый мир построим

Молодежных организаций, которые считают себя хозяевами положения, у нас сегодня не счесть. Об их существовании обыватель узнает, когда случается громкий митинг, скандальный перформанс, погром или, не дай бог, преступление. Если найти странички таких сообществ в соцсетях или полистать украинскую Википедию, можно узнать, что все они обязуются построить сильное и независимое государство на основе или патриотизма, или рыночной экономики, или христианских ценностей, а лучше – всего вместе взятого.

Если бы хоть одна из таких деклараций претворилась в жизнь, мы бы, возможно, и правда стали жить лучше. Помните, как пафосно презентовали себя в январе 2018 года “Национальные дружины” – молодежное крыло “Национального корпуса”. Половина украинцев были напуганы суровыми колоннами “пятнистых” юношей, половина уверовала, что они помогут навести порядок на улицах. Порядка так и нет. Есть только пара разгромленных “наливаек” и пара политических протестов.

Социолог Евгений Головаха: В радикализм уходит неуверенная в своем будущем молодежь Евгений Головаха. Фото: Скрин с видео KRYM – критичне мислення

– Молодежь по своей природе склонна к крайностям. Это поиск самовыражения. И чем более он радикален, тем больше может стать притягательным, – говорит замдиректора Института социологии НАН Украины Евгений Головаха. – Так было всегда. Вспомните “Народную волю” в царской России. Это были молодежные организации, которые исповедовали терроризм, считая его справедливым методом политической и экономической борьбы. И хотели привести к власти народ, не спрашивая, как он с ней справится. Даже в древнеегипетских папирусах есть упоминание о том, что молодежь стала “невозможной”, все время что-то требует и устраивает протесты.

Так и видишь древнеегипетскую мамашу, которая хлещет сына тростником: не ходи ко дворцу фараона, не швыряй камнями в сфинксов! А юноша мнит себя героем, который отшибает головы старым божествам и пляшет на обломках гробниц. Собственно, сейчас не многое изменилось.

Сбежать от самого себя

Для справедливости отметим, что сегодня много молодежных движений, связанных с благородными целями – это волонтеры, зоозащитники, организаторы творческих студий. Но это обычная, не громкая жизнь. Привлекает к себе внимание и заставляет о себе говорить тот, кто кричит и топает ногами.

– Радикализм – это отнюдь не массовое явление. В него уходят в основном юноши и девушки, которые не уверены в себе, своем будущем и втайне его боятся. А тут тебе дают идею, называют взрослым, дарят красивую форму, приближенную к военной, выводят на митинг плечом к плечу с соратниками и предлагают изменить мир. Молодежи нравятся такие вещи, нравится собираться толпами, ругать, требовать, кричать, жечь шины, ощущать себя революционерами, – говорит Евгений Головаха. – Понятно, что политические организации все это используют. Так тоже было всегда и везде. Арабские революции, начавшиеся с Туниса в 2010 году, во многом состоялись потому, что молодежь не могла найти себе места в жизни.

Социолог Евгений Головаха: В радикализм уходит неуверенная в своем будущем молодежь Эксперты считают, что радикализм помогает молодым людям почувствовать себя увереннее. Фото: Чузавков Сергей / УНИАН

Если все, то ты – никто

Пусть скажем банальность, но все зависит от государственной политики в отношении молодежи. Чем ее меньше, чем чаще закрываются бесплатные спортивные секции, творческие школы, чем ниже уровень жизни и сильнее напряженность в обществе, тем выше социальная или антисоциальная активность подрастающего поколения. И наоборот.

Вспомним историю Союза, когда было все – кружки, секции, студии и большая – на страну от края и до края – молодежная организация под именем комсомол. Тут тебе и великая идея, и большая тусовка, и почетные поручения. А молодежь в преимущественном большинстве страдала острым нежеланием заниматься общественной жизнью. Например, для автора этой статьи модное нынче понятие “общественный активист” ассоциировалось с тяжким бременем, от которого все время приходится увиливать, чтобы нормально жить.

 – В Союзе культивировалась принудиловка. Все – пионеры, все – комсомольцы. А если ты – это все, то значит – никто, – констатирует Евгений Головаха.

Хитрости политиков

Сегодня у молодежи есть выбор – вправо, влево, в логику, в анархию. Или в политику – едва ли не со школьной скамьи. Одна КПСС и один ВЛКСМ канули в Лету, но опыт прошлого не забыт. Сегодня каждая уважающая себя партия отрастает молодежное крыло. Вот недавно об этом же заявили и “Слуги народа”. Сами отнюдь еще не старые.

– Молодые политики – это очень широкое понятие, – говорит эксперт Института украинской политики Николай Спиридонов. – Однажды мне пришлось побывать на съезде лидеров молодежных организаций, так вот львиная доля участников были предпенсионного возраста. А лидерам молодежных крыл партий, как правило, лет 35 – это граничный возраст, который по закону считается молодым.

Мы как бы сейчас за полное равенство – независимо от пола и возраста. Почему же политики делят себя на “взрослых” и “молодых”, не желая садиться в общий котел?

– Во-первых, это обычная практика партийного строительства. Когда создается молодежное крыло, это значит, что партия заявляет о своем долгом будущем. Во-вторых, в нашем менталитете заложено “они же дети”. Устроить пикет, пошуметь на митинге для молодых простительнее, чем для взрослых, – говорит Николай Спиридонов. – Молодые активисты – это возможность агитации в молодежной среде, то есть перетягивание на свою сторону эту не очень активную на выборах часть электората.

А еще молодым легче всучить пряник, то есть они легче верят в посулы, обещания светлого будущего, своей великой миссии на земле. А когда поймут, что сливки сняты и молоко прокисло, то станут взрослыми.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Закон подписан: резервистов могут в любой момент призвать на службу