Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией

07:24 03.06.2021
Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией

С ведущим телеканала “НАШ” и блогером Максом Назаровым мы встретились после итоговой пресс-конференции Владимира Зеленского. Так что к и без того немаленькому списку тем для обсуждения добавилась еще одна – что же Макс успел разглядеть в переписке президента с Яной Дугарь – подозреваемой в убийстве Павла Шеремета.

В двухчасовой беседе мы также говорили о бурном периоде обучения Макса в московских школах, первом опыте в политике при мэре родного Первомайска, основных этапах карьеры ведущего радио и телевидения, политическом будущем. И, конечно, посплетничали о друзьях и недругах, бывших и нынешних коллегах и любимых спикерах.

Мое острое зрение позволило понять, что у президента с Дугарь не жесткая переписка

– Давайте начнем с пресс-конференции Зеленского. Как так получилось, что именно вы вышли смотреть переписку президента с Яной Дугарь?

– Это моя вторая пресс-конференция президента, где я веду себя нестандартно. В своих эфирах я веду дискуссии, уточняю. Поэтому я не стесняюсь дополнять президента вопросом. Мне не хватает его ответов, потому что он не отвечает – только “взагалі по загалям”.

Это был первый действительно резонансный вопрос, который меня очень заинтересовал. Президент Украины заявляет журналистке “5 канала” [о переписке], а она стоит такая… И тут я выкрикиваю – о чем вы переписываетесь с Яной Дугарь? Он говорит – дайте телефон.

– Что там было, кроме “Дякую”?

– Какой-то текст, все на украинском языке… Я просто глянул, и мое острое зрение позволило понять, что там не жесткая переписка, а достаточно милая, комплиментарная, со смайликами.

Предфинальное сообщение президента – моргающий смайлик. Что-то Яна ему отвечает, очень коротенькое – не люблю заглядывать в чужие переписки, мне прямо стыдно, некомфортно. С другой стороны, хотелось увидеть, кто там и что еще пишет президенту…

Увидел, что президент пишет “Дякую!” с восклицательным знаком. Я это озвучил, а он шуточно возмутился – чего ты мои секреты раскрываешь! Но он бы не показывал, если бы не хотел. Понятно, что он был к этому готов.

– Ваше отношение к переписке?

– Это нехорошая ситуация. Президента страны пригласили на пресс-конференцию, где представили неоспоримые доказательства вины трех подозреваемых – так говорил нам Арсен Аваков. В итоге прошло полтора года, президент переписывается с подозреваемой в убийстве.

Как он потом объяснил – потому что не верит следствию. Камон, в смысле? Увольняй министров, меняй следствие, если это для тебя дело чести! Или твоя переписка как-то поможет? Попереписываешься, смайлики ей поотсылаешь… А потом – нет, она точно не виновата, человек хороший. Это так не работает и очень дискредитирует президента.

– Сама пресс-конференция как вам? Поняли, в чем смысл самолетов?

– Лично я – фанат самолетов. Мы зашли с [Василием] Головановым, и я говорю – ни фига себе! Во-первых, настолько здоровый цех, ты там теряешься просто. Тут стоит недостроенная “Мрия”, “Руслан”, и вот этот новый фюзеляж, без крыльев, на котором написано: “Вооруженным силам – лучшие крылья”.

Я понял, на посыл будет хвастовство, какая-то философия. И да, действительно, так и было. Я слушал и четко вспомнил момент о себе: чуть более двух лет назад я снялся в финальном эпизоде сериала “Слуга народа”. Я там рассказывал новости, и была фраза: завод “Антонов” построил самолет…!

– Были вопросы коллег, которые понравились?

– Михаил Ткач задал по сути самый оппозиционный вопрос на всей пресс-конференции. У LIGA.net был по-журналистски отличнейший вопрос.

Голованов спросил о налогах, и президент как бы вступил в оппозицию – вот, есть Медведчук, и я сейчас начинаю борьбу с Ринатом Ахметовым, но тут есть нюанс, о нем не буду говорить. Потом Гордон задал вопрос – тоже вроде оппозиционный, о Порошенко.

Дальше я понимаю – все, оппозиция закончилась, пошли 350 одних и тех же вопросов. Ну хорошо, если ты подготовил вопрос о войне, ты же должен был понимать, что из 200 человек еще 100 спросят о войне. Или три раза об олигархах спрашивали…

У меня было три вопроса. Я понимал, если мой первый зададут, значит, я задам второй, и так далее. Был еще запасной: вопрос Гордона, который он озвучил у меня в эфире – почему так бездарно? Да, в этом году мне не дали задать вопрос, но и так там запомнили – второй раз этот Назаров с “Нашего” канала.

– Почему не воспользовались моментом? Вы же наглый!

– Я думал, как бы можно было воспользоваться моментом. Просто встать и сказать: ну раз вы такой открытый, покажите доказательства, почему вы закрыли три телеканала. Или спросить: переписываетесь ли вы с убийцами Олеся Бузины? Или, может, с Марусей Зверобой? Мы всегда после анализируем. А особенно хорошо это делают твои коллеги по цеху – о, та лошара!

Вообще это недопустимо в моей голове – такая близость с президентом Украины, глыбой, институтом. Когда тебе этот институт доверяет что-то такое, то ты априори думаешь: а стоит ли дальше продолжать эту остроту, которая наверняка будет хайповой, но бессмысленной. Я люблю хайп, когда он оправдан. Тут была не та ситуация: он доверился мне, сыграл на человечности. Если я нарушаю это доверие дальше, то…

Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией Фото: скриншот

Эфиры веду только с женщинами – зачем мальчиков забивать в угол?

– Вы бы хотели быть пресс-секретарем президента?

– Я хотел бы быть президентом. А его пресс-секретарем, конечно, нет. Когда была подача заявок – их было около 3000 – мне предлагали тоже податься.

Во-первых, мой английский язык не настолько хорош, чтобы учить его после того, как меня выбрали пресс-секретарем. А во-вторых, где я, а где пресс-секретарство. Идеальный пресс-секретарь – это вот моя соведущая Ангелина Пичик. Я очень хочу, чтобы она стала пресс-секретарем президента.

– Вы как-то говорили, что вам не совсем комфортно работать с Ангелиной. Может, поэтому вы ей работу подыскиваете? Она, кстати, вам не подыскивает?

– Это правда. Мы с ней очень долго работаем, с 2015 года. У нас братско-сестринские отношения. Понимаете, в чем дело: я схему, которую задал Алексей Семенов (экс- генпродюсер Newsone, с которым Макс работал вместе. – Прим. ред.), берегу в себе до сих пор. Это сейчас прозвучит по-сексистски, но формат утреннего шоу на Newsone был такой: есть Макс Назаров в центре, а вокруг – девочки-курочки такие. И это работало.

Ангелина раньше меня ушла с Newsone: расправила крылья, уже чуть-чуть одерзела, обнаглела… Когда мы снова начали работать на “Нашем”, я увидел, что это не та Ангелина. Она поднимается по своим знаниям и опыту, но все равно понимает, что не может быть доминантом. По крайней мере в нашем шоу.

– А вы хотите быть доминантом?

– Я не хочу, я он и есть. Это по природе моей история. Мы работали с Юлей Литвиненко какое-то время. Вот у Юли очень правильная женская доминанта. Она очень мудро может манипулировать мужчиной. И это неважно – ты журналист или дома посуду моешь. Мы недолго работали, но мне хотелось ей уступить. А потом пришла Ирина Ванникова, пресс-секретарь Виктора Ющенко. И мне не хотелось Ире уступать.

– Эфиры только с женщинами ведете?

– Да, только с женщинами. С мужчинами мы бы поубивали друг друга. Зачем мальчиков забивать в угол?

– Может, наоборот?

– Нет, я так не буду работать.

– С Дианой Панченко комфортно вести эфиры?

– Вот с Дианой Панченко у нас был прекраснейший дуэт, гармония. Мы дополняли друг друга. Может быть, из-за того, что мы из Николаева – не знаю.

Нам было легко работать. Казалось бы – Диана, вся такая глыба… Но она женщина.

– Вот вы сказали, что себя журналистом не считаете. Кем тогда, и что сегодня значит быть журналистом?

– Очень многие, когда обращаются ко мне в рамках моей профессии, думают, что я вот прямо журналист. Считают, что я должен быть каким-то форматным журналистом по каким-то суперканонам, которые изучают в университете Шевченко.

Я вообще ни разу не журналист. Я юрист, который еще на третьем курсе института начал работать на телике. Это было начало 2008-го. Я попал в местную власть, был доверенным лицом мэра.

Когда летом 2013 года я пришел на “Европу Плюс” в UMH, я вообще не понимал, кто такой журналист. Но долгое время у меня формировался образ медиачеловека: как он себя ведет в кадре, как себя позиционирует…

В 2015 году я попал на Newsone – тогдашний генпродюсер канала Алексей Семенов слушал “Европу Плюс” и меня там услышал. А я ходил по разным кастингам, хотел на телик. После кастинга и записи на суфлере прошло несколько месяцев. Тут мне звонит Семенов и говорит: Макс, привет! Я Леша Семенов, генпродюсер Newsone. Мы ищем ведущих – шоуменов, супернестандартных.

После запуска Newsone по сути с нуля я начал понимать, кто такие настоящие журналисты. При этом каждый день от Семенова я слышал: ни фига ты не журналист. Мы – вот такие. Делай все что хочешь. Умер какой-то супердеятель, политик – можешь даже заплакать в кадре (условно). Меня это ощущение не покидает до сих пор.

Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией Ангелина Пичик и Макс Назаров Фото: instagram.com/maksnazaroff/

Черновол ненавидят, но смотрят

– Как готовитесь к эфирам, выбираете гостей?

– У нас есть команда, которая готовит эфир. Это я, Ангелина, два редактора и гостевой продюсер. Во-первых, мы верстаем эфир – о чем мы будем говорить, наполняем программу фактами. Вот пять дней в неделю эфир, в четырех из них есть тема Донбасса. Как четыре дня в неделю говорить о Донбассе, чтобы это было не одинаково и не постно?

Что касается гостей: я же работаю в вечернем прайме, поэтому нам нужны топовые гости. Из прошлой власти это Анна Герман, Елена Лукаш – они могут отстаивать немного другую повестку, с которой не согласны все те, кто пришел после революции.

Есть и мощные спикеры нынешней власти. Но тех, кто нормально сможет защитить позицию президента, очень мало. Поэтому ко мне на эфиры ходит по два “слуги народа”. В условном БПП тоже достаточно сильных спикеров. Но какое-то время они были на нас обижены и не ходили… К нам также ходит ОПЗЖ.

Важный момент: мы каждый день видим рейтинг и знаем, кого из гостей любят наши зрители – эти спикеры появлялись на Newsone, появляются на “Прямом”. Не будет Мураева и Лукаш, не будет 10 условных глыб, к каналу упадет интерес аудитории.

В моем случае в основном обсуждаем событийку – бывает очень скучно и грустно. Поэтому наливаем спикерам и просим устроить шоу.

– Марьяне Безуглой наливаете?

– Нет. Если Марьяне еще и выпить…

– Есть любимые спикеры?

– Те, которых я могу чуть-чуть потроллить.

– А есть спикеры, которые троллят вас?

– Не знаю таких.

– Есть те, которые не хотят к вам принципиально идти?

– Да.

– Обижаетесь, пытаетесь выяснить отношения?

– Нет, но таких не очень много. Если ко мне не хотят идти, значит, просто не могут донести свою позицию. Есть те, кого я выгнал из эфира. [Юрий] Грымчак точно не пойдет. Или из той же “Европейской солидарности” – после того как я выгнал Грымчака, некоторое время не хотели ходить.

Был случай, когда Елена Лукаш назвала дурой Лену Машинец от “Слуги народа”. Пишут на следующий день: мы к вам ходить не будем. Я звоню, говорю: вы что? Это как Сердючка говорила “то никогда, то всегда”.

– Для ведущего важны вот эти моменты, фишечки?

– Я обожаю такие истории. И прекрасно понимаю, как работает шоу и чем оно отличается от личностного интервью.

Мне реально хочется, чтобы [Михаил] Добкин и [Татьяна] Черновол выяснили, кто какую машину друг другу купит… Зачем тратить столько денег на создание такой картинки, зачем шесть гостей приглашать, если это постная “говорильня”. Можно же умно, красиво, эмоционально, ярко представить свою позицию. В Украине мало таких, но мы пытаемся.

– Раз уж вы вспомнили Черновол. У меня впечатление, что ее в эфирах для хайпа используют…

– Так она его и ищет. Не для хайпа, а для шоу. Таня знает, как это делается. Она приходит, строит глазки, улыбается, начинает орать в какой-то момент.

Она – чудесная медиальвица, 100% раздражитель. Ее ненавидят, но смотрят. Когда выступает, что-то кричит Черновол, в YouTube ее все ненавидят, а рейтинг начинает расти.

Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией Макс Назаров с Николаем Тищенко Фото: instagram.com/maksnazaroff/

Было много разбитых носов – за “хохла”

– Вас цепляет то, что о вас пишут другие? Реагируете на критику? Вот была ситуация с “Детектором-медиа” на прошлой неделе, когда вас назвали пророссийским блогером.

– Да ради бога! Если говорят, значит, я что-то делаю. Если говорят критично, оценивая профессионально, значит, я что-то делаю, что задевает в профессии. Если переходят на личности, значит, я раздражаю дико и делаю все правильно. Мне или завидуют, или откровенно враждуют по позициям, и это четко политическая история.

Я читаю, но, конечно, не все. По “Детектору-медиа” даже писал у себя. Плюс у меня есть бот, который отслеживает упоминания. Буткевич как-то написал вроде – “пророссийская тварь”. Я подумал: ну зачем ты переходишь на личности? Ты же можешь профессионально размазать меня, если захочешь. Так сделай это!

– Вы считаете себя пророссийским?

– Я считаю себя проукраинским, но не националистом. То есть я патриот своей страны и много раз это объяснял. Я обожаю Украину, хотя пять лет с родителями жил в Москве – с 10 до 15 лет.

В одной из московских школ у меня отношения с одноклассниками не сложились: я выскочка по характеру, мне везде нужно было побеждать – это не нравилось другим. Было много разбитых носов – за “хохла”, за “уезжай в свою Хохляндию”. Но уже тогда я был патриотом: когда Руслана победила на “Евровидении”, я зашел в класс как гордый орел и сказал: вы, “падлюки”, знаете, что произошло?

Когда я вырос, окончил институт и попал на Newsone, я понял, как это работает на массы: что такое пророссийскость и проукраинскость, кто такая партия “Свобода” и почему украинская политика работает так, а не иначе…

– А у своих нынешних оппонентов спрашивали, почему они называют вас пророссийским?

– Да, но никто не может критерии описать. Пришла ко мне как-то депутат от “Слуги народа” Марина Бардина и начала рассказывать, что у меня “нарративы Кремля”. Дошло до скандала. И после эфира я говорю: Марина, что такое? Мы же с тобой нормально всегда общались. Она начинает эмоционировать. Говорю: стоп, давай мы сейчас успокоимся, а завтра по пунктам ты мне напишешь, в чем конкретно я пророссийский. Месяц уже пишет.

– Больше в эфир не приходила?

– Пока не было.

– Что в вашем понимании “пророссийский”?

– Это поддержка политического режима или действий Российской Федерации. В том числе в Украине. Все остальное… Если мне нравится Пушкин или Хабенский, значит, я пророссийский? Россияне снимают фильмы, гордясь Советским Союзом и всеми его достижениями – о космосе, о футболе – это крутейшие пропагандистские фильмы, которые интересно смотреть.

Если бы я сказал у себя в эфире или в Фейсбуке: ребят, вы знаете, Путин – красавчик. Блин, я бы сам уже давно уехал в Москву.

Политический режим России абсолютно неправ. Это слон в посудной лавке. То, как они поступили с Украиной, это непорядочно. Я это миллион раз говорил, но никакой “Детектор-медиа” об этом не напишет.

– Почему, как думаете?

– Потому что такие СМИ – это чистый хайп. Они хайпуют на моем имени, на разжигании ненависти. Не только “Детектор”, но и телеканал “Прямой”. В последнее время начали жестко переходить на личности и использовать такой шаблон: Макс Назаров – на самом деле Назар Диордица, который стесняется своего молдавского происхождения.

Они знают, как все было. Когда я пришел на “Европу”, программный директор сказал: Назар Диордица слишком сложно для радио. Тем более это не звучит в рамках такого модного формата, как “Европа Плюс”. Тогда мы и придумали Макса Назарова.

– Можно было Назаренко.

– Назар Стодоля тогда уже!

– Как дома родные называют?

– Жена – зайкой…

– У супруги ваша фамилия?

– Конечно, моя. Так и у меня моя фамилия, я не менял паспорт.

– В президенты пойдете под какой фамилией?

– Расскажу историю. Я уже имел все возможности быть с партийным билетом “Слуги народа”, и не только. Еще в 2019 году, буквально за два дня до окончания подачи документов [на парламентские выборы], мне говорят: ну что, да? Это было даже не собеседование, а финальный вопрос. Я говорю – нет. Просто проанализировал и понял, что мне не надо идти в “Слугу народа”.

– Интуиция?

– Да. Мне было бы очень сложно работать с многими. Мы с Бужанским часто об этом говорим. Он – да ладно, что ты! А я не люблю, когда меня ненавидят люди. Ладно люди, коллеги!

– Кто звал?

– На высшем партийном уровне. В “Слуге народа” у меня много друзей. И благодаря эфирам, и благодаря шоу-бизнесу. Думаю, ни для кого не секрет, что с Александром Скичко я много лет работал на радио.

Мне говорили: Макс, там 150 проверок. Тебе нужно или сейчас бежать быстро менять паспорт, дипломы и подаваться, как Макс Назаров. Или ты остаешься под настоящим именем. Я говорю: если я сейчас решаю, то иду как Назар Диордица. И если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией. Понятно, что с медийной точки зрения лучше было бы поменять…

Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией
Фото: КОНСТАНТИНОВ Григорий

Шустер – это не я

– Сколько вы еще хотите быть ведущим?

– Уже не очень хочу. Савик Шустер – это не я. Моя жизнь наполнена трансерфингом – я плыву по течению, лавируя между камнями. Это позволяет мне понимать, чего я хочу в жизни. Я к этому иду, но не спешу к этому приблизится, не обхожу преграду.

Так же и с телевидением для меня: я не буду в 40-50 лет работать на телеканале “Украина”. Думаю, к тому времени я буду сидеть в кресле, а условный Савик Шустер будет задавать мне вопросы.

Улететь на Бали камешки собирать и жить на три копейки, занимаясь IT-технологиями – такого не будет. В шоу-бизнес я не вернусь, скорее всего. Что дальше? Я политический ведущий, которого раздражают очень многие процессы в Украине, потому что я зависимый от справедливости человек. Политика в Украине настолько неоднозначна и цинична – меняй не хочу. Я не то чтобы к этому иду, наверное, так и будет, это будет правильно. Я к этому уже должен был прийти…

– Каким направлением будете заниматься в политике?

– Гуманитарной сферой, вопросами справедливости, прав человека. Мне не надо заниматься железной дорогой. Конечно, я, как и любой нормальный человек, люблю деньги. Но не до такой степени, чтобы портить свою репутацию и жизнь…

– Есть у нас примеры журналистов, которые пошли в политику. Неудачные. Нет страха, что пойдете и закончите так же?

– Я ж не журналист. Дело в том, что я политику прочувствовал еще в отрочестве, студенчестве, а потом уже во взрослом возрасте.

Так хотел стать мэром, что побывал на всех мэрских мероприятиях, на всех закрытых круглых столах. Когда мне было 18 лет, меня даже представляли как будущего мэра Первомайска. В какой-то момент меня так накрыло – я четко понимал, что хочу двигаться в этом направлении.

Если я сейчас пойду в политику, для меня это не будет чем-то новым – как для той же [Светланы] Залищук или для примерно 80% “слуг народа”.

Я не думаю, что я там потеряюсь или через год заною: я хочу снова вести шоу с Ангелиной. Если ты вдохновляешься чем-то новым и тебе это новое дают, то иди меняй. А если – вот тебе 10 тысяч долларов в месяц, только рот закрой и подписывай бумажки – я так просто не могу.

Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией
Фото: КОНСТАНТИНОВ Григорий

“Наш” подставит плечо даже врагу. А потом с врагом разберемся

– После блокировки трех телеканалов оттуда ушли некоторые журналисты. Сослались на то, что раньше не до конца понимали политику своего медиа, а после решения СНБО поняли. Что думаете об их уходе и как бы поступили на их месте?

– Журналисты, которые не понимали политику канала, на котором они работали, врунишки. Нельзя быть дурачком, не видеть, кому принадлежит телеканал и какую повестку он несет.

Дело не в этом. Закрывать СМИ в Украине нельзя. И нигде нельзя. И, вы же заметьте, три телеканала закрыли под прикрытием финансирования терроризма. Покажите доказательства. Покажите их этим же журналистам – вот, ребята, вас закрыли потому, что….

Есть закон, есть Нацсовет по телевидению и радиовещанию, есть суд. Нельзя своим собственным “я” или “хочу” подменять все эти прописанные правила. Если бы так можно было, Виктор Янукович или кто-то еще могли бы закрыть “95 квартал”. Но не закрыли ведь. А Зеленский считает по-другому.

– Но там наверняка были люди, которые занимались даже нежурналистской работой… И все-таки: что бы вы делали в такой ситуации?

– Я думаю, сначала нужно переждать. Все это очень условно, все это вообще не имеет никакого значения. Когда мы с вами делаем работу – вне кадра, вне публичности, – нас оценивают по нашим профессиональным навыкам, а не по тому, что мы работали с Медведчуком, Мураевым или Курченко.

В Украине очень мало профессионалов осталось, в любой сфере. Люди массово уезжают, лучшие кадры уезжают, поэтому журналистами, техническим персоналом, редакторами точно никто не перебирает.

Думаю, для вас не секрет, что многие из тех, кто работает на 112, Newsone, ZIK, параллельно работают и на других каналах. Это какой-то операторский и технический персонал, редакторы. Неделю там, неделю там – это обычная схема. Поэтому, разумеется, они не потеряются, они профессионалы своего дела. И никакой Стерненко помешать этому не сможет.

– Была ситуация, когда после вашей активной поддержки заблокированных телеканалов они проигнорировали протесты под “Нашим”. Почему так произошло?

– Я никого ни в чем не обвиняю, там есть мои друзья, с которыми мы общаемся до сих пор. Но их редакционная политика очень сильно влияет на них самих, на их действия. И когда они не сказали ни слова, ни сюжета не было о том, что нас радикалы захватывали, это очень бросалось в глаза. Да, Вася Опасов сказал, что “Наш” штурмуют, может, Диана Панченко тоже сказала что-то…

Они работают немного по-другому. “Наш” работает с позиции – мы за всех. Не против всех, а за всех. И если нужно подставить плечо, мы обязательно подставим, даже врагу. А потом с врагом разберемся.

Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией
Фото: КОНСТАНТИНОВ Григорий

Первый репост с моего телеграм-канала сделала Лена Лукаш

– Для вас канал в Телеграме – это дневник, медиа или…?

– Для меня это оперативный Фейсбук. Понимаю, что на топовые новости мне нужно реагировать. До Телеграма я что-то постоянно выписывал в Фейсбуке. Но там неприлично писать больше 2-3 постов в день, даже если ты суперблогер.

Первые полгода в Телеграме был подписан на Венидиктова, на канал покойного Сергея Доренко “Расстрига”, а украинских не было.

– Давно зарегистрировались?

– 2 года назад. Но не канал зарегистрировал, сам Телеграм появился у меня. Сначала не понимал, что в нем интересного. И тут через пару месяцев начинают создавать телеграм-каналы, начинается эра анонимных каналов. Я подумал: может, и мне что-то создать?

Так появился канал под названием “Зрадофил”. 2 дня он провисел, было 100 подписчиков. Смотрю – не, херня. Я тогда снимал “лифты”, интервью, поэтому поменял название на “Лифтер”. 2 дня провисел “Лифтер”. Но я понял, что каждый день записывать “лифт” не смогу, и будет непонятно, что за канал.

– Это все тот же канал?

– Да, тот же. И тут еще 2 дня проходит, я лежу и думаю: блин, наглый – это же я! Дополнительно я почитал пару статей о том, как должен выглядеть телеграм-канал… В общем назвал “наглый”, причем с маленькой буквы, без лишних заморочек.

Мой стиль написания – построчный, то есть в каждой строчке – одна мысль. Это очень облегчает читабельность. Хотя многих и раздражает. Мои друзья, например, говорят – невозможно читать. Я отвечаю: нет, в массе это работает по-другому.

Я писал так с месяц, и первый репост сделала Лена Лукаш. Я такой: о господи, мою запись прочитали три тысячи человек! И вот оно как-то так пошло.

– Ты подсаживаешься…

– Да. Я уже понимаю, чего от меня ждут. Сейчас у меня охват как у крупных украинских СМИ.

Меня читают 56 моих подписчиков, делают репосты другие каналы условно с аудиторией 100 тысяч – в итоге мою новость видят уже 50-70 тысяч. Это работает как реальное СМИ. Я понял, что это придает моей работе больший интерес. Сейчас эра Телеграма.

– Хорошо быть ведущим в эфире и иметь свое СМИ…

– Это блог, наверное. Но если я от себя напишу какую-то новость, дам какую-то аналитику – это моя ответственность. Учитывая то, как нынешняя власть взялась за телеграм-каналы, создала Центр противодействия дезинформации, который все это будет проверять.

– Верите в это?

– Да, они чуть-чуть сумасшедшие, это правда. Учитывая то, сколько Офис президента бросает денег на телеграм-каналы…

– Как вы относитесь к анонимным телеграм-каналам?

– Плохо. В массе это помойка. Но есть эксклюзивные, я сам некоторые рекламирую. Для меня анонимный телеграм-канал – помойка только тогда, когда я не знаю, кто пишет.

– У вас есть медиагигиена? Что читаете, кому доверяете, в том числе и по телеграм-каналам?

– Да, но анонимным я не доверяю. Просто читаю.

– То есть власть молодец, что борется с анонимными каналами?

– Нет, не молодец. Власть не может бороться с ветром, с ветряными мельницами. Есть и есть. Ну вот Россия пыталась бороться с телеграм-каналами, и что?

Вообще должна быть информационная и “телеграмная” гигиена. Я смотрю, читаю, оцениваю, делаю свои выводы, но не беру информацию с большинства анонимных телеграм-каналов. Они для меня не являются первоисточником и авторитетом.

– Сами занимаетесь телеграм-каналом или кто-то помогает?

– Все то, что появляется в ленте, это все я.

– Продвижение?

– Нет никакого продвижения. Я этим очень горжусь на самом деле, что это все реальные люди и они не отписываются.

– О своем ютуб-канале не думали?

– У меня есть команда, которая готова над этим работать. Даже парочка команд, которые могут снимать и заниматься редактурой вместе со мной. Это телевизионщики, с которыми я работал или работаю.

– Каким он будет?

– Наверное, “наглый” какой-то будет. Сейчас на “Нашем” мой телевизионный блок называется “Просто Назаров”. Моя программа – это аналитика, переплетающаяся с собственным мнением.

МойYouTube, скорее всего, будет таким же. То есть получасовые выпуски плюс интервью с героями. Но учитывая, что у нас дефицит героев интересных YouTube – по 15 интервью условно с Гордоном, по 7 интервью с Добкиным.

– И ютуб-канал, и телеграм-канал должны приносить доход. Грубо говоря, команду нужно кормить. Что приносит тебе Телеграм или что будет приносить YouTube?

– Насчет YouTube не знаю, у меня его пока нет. Но украинский YouTube начинает приносить деньги только тогда, когда у тебя от 100 тысяч подписчиков и на каждом видео есть монетизация нормальная. А до этого ты просто вкладываешь.

Телеграм последнее время мне начал приносить не то чтобы деньги, какие-то чаевые. Это могут быть просьбы прорекламировать какой-то канал или осветить эксклюзивную новость. Это даже не с политикой может быть связано. Просто чуть-чуть “поддать”, на каком-то слове поставь ссылочку. Но только если я убеждаюсь в порядочности и что это не фейковая херня.

Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией Макс Назаров с женой Юлией Фото: instagram.com/maksnazaroff/

Жене пишут: как ты могла выйти замуж за этого придурка, сепаратиста?

– Как ваши родные относятся к политической журналистике и к вашей возможной карьере в политике?

– Жена переживает обо всем вместе со мной. Но ее спасает то, что она совершенно аполитичный человек. Ей до глубины души все равно, что происходит с украинской политикой. Да, она может у меня поинтересоваться: а что это, а кто это такой.

Моя жена – творческий человек, дизайнер, флорист, декоратор. У нее цветы, заказы, проекты – она делает красоту и делает это очень хорошо. Ей не до политики. И никогда в наших отношениях политические моменты мы не поднимали.

– Но вот вы пойдете в политику: будет дополнительное внимание к семье, к тому, кто чем занимается. Она это понимает?

– Конечно, она уже привыкла. К ней иногда заходят боты и пишут: как ты могла выйти замуж за этого придурка, сепаратиста?

Мои родители, точнее мама, когда я только пришел на Newsone, немного переживала. Но сейчас уже привыкли. Вот когда штурмовали “Наш”, мама очень переживала.

– Не отговаривают?

– Спрашивали: нужно ли тебе это. Но “я тебе запрещаю” – такого не было.

– Ваши родители где сейчас живут?

– Рядышком со мной, в соседнем доме.

Макс Назаров: Если пойду в политику, то под настоящими именем и фамилией
Фото: КОНСТАНТИНОВ Григорий

СПРАВКА

Максу Назарову 30 лет. Родился в Первомайске Николаевской области. Карьеру ведущего начинал на местной радиостанции “Твій Всесвіт” и одноименном телеканале. После перезда в Киев работал на радио “Европа +”. С 2015 по 2018 год работал на телеканале NEWSONE, пока не перешел на “НАШ”. На его телеграм-канал “Наглый” подписаны 56 тысяч человек.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Наташа Влащенко: Если я приглашаю политика, у нас будет баттл. И тут нет места для жалости