Эксперты об Иловайском котле: За военные ошибки нельзя наказывать. Иначе в армии не захотят принимать решения

19:22 10.08.2021
Эксперты об Иловайском котле: За военные ошибки нельзя наказывать. Иначе в армии не захотят принимать решения

«Общество должно знать правду», — такими словами генпрокурор Ирина Венедиктова анонсировала рассекречивание материалов уголовного производства по Иловайску. Она поведала — в ближайшее время на официальном сайте Офиса генпрокурора появится специальный раздел, посвященный «Иловайским событиям». Каждый желающий сможет получить информацию о ходе и результатах следствия, а также ознакомиться с фотокопиями рассекреченных материалов.

Сегодняшний день материалы данного уголовного производства составляют более 300 томов, из них более 70 — под грифом «секретно».

— Нами принято решение о необходимости рассекречивания материалов уголовного производства в отношении организации и проведения боевых действий в районе города Иловайска, — сказала Ирина Венедиктова во время недавней встречи с родственниками погибших, пропавших без вести и попавших в плен украинских солдат. —  Наказания всех виновных лиц, причастных к этим ужасным событиям, является той обязательной сатисфакцией, без которой невозможно доверие общества к органам правопорядка.

За военные ошибки не может быть уголовной ответственности

«КП в Украине» расспросила компетентных лиц, нужно ли рассекречивать документы по Иловайску. В ответ услышали: да, безусловно, нужно снимать все грифы секретности.

— Однозначно нужно рассекречивать. Иловайская операция нанесла огромный вред национальной безопасности. Это может быть наиболее резонансным событием в новейшей истории Украины, общество узнает, почему и кем были допущены ошибки, приведшие к гибели около 4 сотен военнослужащих, — говорит внештатный советник главы Офиса президента по вопросам стратегических коммуникаций в сфере национальной безопасности и обороны Алексей Арестович. — Рассекреченная информация поможет и в работе Временной следственной комиссии Верховной Рады. Первым вопросом у нее «вагнеровцы», а вторым — Иловайск.

Да и с точки зрения планирования будущих военных операций целесообразно рассекречивать материалы по Иловайску.

— Это — победителей не судят. А причины проигрыша нужно разбирать по косточкам. Возможно, если бы не засекречивали, а основательно проанализировали ошибки по Иловайской трагедии, то не было бы таких позорных операций, как с донецким аэропортом, Дебальцево и т.д., — отмечает военный эксперт Олег Жданов. — Материалы следствия рассекретят нам саму схему построения Иловайской операции. Мы поймем, кто и какие приказы отдавал. И к чему это привело: какой приказ сработал, а какой — оказался ошибочным. И тогда нужно спросить, почему.

По словам Олега Жданова, рассекреченные материалы следствия дадут ответы на три главных вопроса.

Первый — кто вообще решил идти на Иловайск и зачем.

Второй — на каких условиях и о чем договаривался генерал Муженко с высшим военным руководством Генштаба ВСУ РФ, как велись переговоры про зеленый коридор.

Третий — почему генерал Хомчак, общаясь с российским командованием в Иловайске и получив от них ответ о том, что Москва не утвердила выход наших войск из котла, отдал приказ на начало движения колонны.

— И еще один нюанс. Материалы следствия дадут ответ на вопрос, а сколько на самом деле погибло под Иловайском. Цифра может оказаться ужасающей. Дело в том, что 366 погибших и 400 раненых — потери ВСУ. Но там же были ребята и из МВД, СБУ, а также добробаты, которые на тот момент находились вне штатного расписания госструктур, — говорит Олег Жданов.

О том, что нужно рассекречивать материалы уголовного производства по Иловайску, говорит и бывший военный прокурор Виктор Чумак. Но объясняет это под несколько иным ракурсом.

— Рассекречивать эти документы — нормально. Большинство материалов по Иловайску касаются российского вторжения: кто, как, с какой стороны, с каким оружием и т.д. Рассекречивание такой информации положит конец спекуляциям вокруг этой темы, — убежден Виктор Чумак.

При этом он подчеркивает, что анонсированное рассекречивание не должно быть использовано против военного руководства.

— За военные ошибки нельзя привлекать к уголовной ответственности. Иначе тогда в армии никто не захочет принимать решения, опасаясь преследования. Украинские командиры не должны привлекаться к ответственности, если их действия не связаны с предательством, — подчеркивает Виктор Чумак и поясняет, что ответ на вопрос, а были ли те или иные действия и приказы ошибкой или же предательством/ госизменой, должно дать следствие.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Рокировки в «оборонке»: все версии громких кадровых перестановок в Минобороны и Генштабе