Государственная тайна Украины: много хранителей, контроля нет

19:23 01.09.2021
Государственная тайна Украины: много хранителей, контроля нет

Крупные кадровые изменения недавно прошли в Минобороны, сейчас происходят в МВД, в перспективе, как считают прогнозисты, будут новые увольнения и назначения в других министерствах и ведомствах.

Уходят крупные чиновники, имеющие доступ к секретным и сверхсекретным документам. Есть ли гарантия, что они сохранят государственную тайну? В частности, эту проблему затронул бывший глава Службы внешней разведки Николай Маломуж.

«КП в Украине» решила подхватить и расширить тему: насколько важна государственная тайна, можно ли гарантировать ее сохранность в условиях повально диджитализации и какие последствия может иметь утечка.

Выгодное дело

Документы, содержащие государственную тайну, имеют три категории: особой важности, совершенно секретно и секретно. Круг лиц, которые могут получить к ним доступ, широк. От центральной законодательной и исполнительной власти до руководителей государственных органов на местах. От судей и прокуроров до налоговиков, членов общественных организаций, работников предприятий разных форм собственности.

Но это не значит, что каждый из вышеперечисленных может сунуть нос в государственные секреты. Чтобы ознакомиться либо работать со сверхважными документами, нужно оформить допуск. Единоразовый, если это касается конкретного дела, или постоянный, когда требуют служебные обязанности. В каждом случае дается подписка о неразглашении. А молчание служащих, которые работают на постоянной основе, стимулируется денежной компенсацией – 60 (особой важности), 50 (совершенно секретно) или 30 (секретно) процентов от тарифной ставки.

Поэтому каждый чиновник, даже если просто находится в здании, где есть секретные документы, стремится оформить к ним допуск. Любая копейка – не лишняя.

— Когда я руководил пресс-службой в министерстве, я тоже имел такой допуск и доплаты. Наверняка они были и у бывшего пресс-секретаря президента Юлии Мендель. Но рассчитывать, что она или я можем быть носителями ценной для иностранной разведки информации, не стоит, — поделился с «КП в Украине» на правах анонимности один из бывших руководителей медиацентра. – К настоящим секретным документам пресс-службы не допускают, приглашают только на совещания, откуда нужно дать информацию в прессу. Все, что мы можем дополнительно рассказать, это кулуарные дрязги и сплетни. Поэтому при увольнении с меня даже подписку о неразглашении не брали.

Не дали доступа, но дали доступ

Де-юре носителей государственной тайны в стране многое множество. Да хоть любой прокурор и любой судья, даже если он не рассматривал дела, «таинственней» краж и бытовых разборок.

Де-факто владеющих секретной информаций не так уж много.

— У нас все очень заформализировано. Гостайну могут представлять как документы нашего времени, так и пыльный архив времен Якова Свердлова, — говорит бывший зампредседателя СБУ генерал-лейтенант Александр Скипальский. – То же самое и с контролем. За одним человеком могут следить и трепать за подозрительные контакты, на другого вовсе не обращать внимания, куда бы он ни ездил и с кем бы ни дружил. Как во время службы, так и после увольнения.

Эксперт считает, что в документации, которая носит секретные грифы, нужно провести ревизию и отделить зерна от плевел. Мнение Александра Скипальского разделяет бывший руководитель Следственного управления СБУ генерал-майор юстиции Василий Вовк:

— Реальную государственную тайну представляют документы, касающиеся вопросов обороны страны и оборонного комплекса. У нас гриф ставят куда хотят. Например, проходит заседание СНБО, один вопрос закрытый – оглашается государственной тайной. Ну какая может быть секретность в совещательном органе, где представлены главы разных министерств и ведомств? И где постоянно меняются участники обсуждений. Один входит, не успев получить допуск, другой выходит с еще отрытым допуском…

Относительно контроля за носителями гостайны, то юрист считает, что о нем говорить бессмысленно после того, как на государственные посты в Украине стали назначать иностранных специалистов.

— Увлекшись Западом, у нас посчитали, что им можно все. И вот человек, не утративший своего гражданства, получает доступ ко всем документам в доверенном министерстве, но при этом не имеет допуска. А когда работа в Украине начинает надоедать, уезжает. Я считаю, что в вопросах гостайны давно пора наводить порядок и наказывать тех, кто беспорядок допустил, — резюмирует Василий Вовк.

Могут задержать, но не обязаны

В Законе «О государственной тайне» формы контроля за ее носителями не указаны. Априори это может быть только внимание со стороны спецслужб. В советское время обладатели секретной информации не имели ни шанса на законный выезд за рубеж. Сегодня ограничения тоже есть, но не такие строгие.

Закон допускает (не обязывает), что гражданин, имевший допуск и реальный доступ к документам с грифами, может быть ограничен в праве выезда на ПМЖ за границу до рассекречивания информации, которой владеет. Но не больше чем на 5 лет с момента увольнения.

Однако это правило далеко не всегда соблюдается. Например, бывшая глава Нацбанка Валерия Гонтарева, наверняка имевшая допуск к гостайне, укатила на ПМЖ в Британию сразу после своей отставки в 2018 году. Другие уволенные или уволившиеся министры спокойно путешествуют по заграницам, и этого им не могут запретить.

— Сегодня чтобы держать связи с заграницей и передавать туда сведения, не нужно никуда ехать. Такие приложения, как WhatsApp или Telegram, обеспечивают конфиденциальность. Теоретически спецслужбы могут прочитать переписку, но для этого за конкретным человеком по номеру его телефона должна быть установлена слежка. А носитель тайны может использовать для связи отдельную трубку и номер, о которых не знают даже самые близкие люди, — говорит IT-специалист Антон Вилеев.

Абсолютной защиты нет, но без паники

Выходит, абсолютной защиты нет, и любая из наших тайн может оказаться в кармане даже у шпиона-новичка? Бывший сотрудник СБУ Иван Ступак советует не паниковать.

— Иностранная агентура не гоняется за всеми, кто имел или имеет допуск к секретным документам. Во-первых, их очень много, в каждом министерстве свои секреты и далеко не все касаются стратегически важных вопросов. Во-вторых, 90% информации собирается из открытых источников. Сегодня спутник может сканировать любой объект, установить за ним наблюдение в реальном времени. Поэтому все, что построено на Земле, перестает быть секретным. Охота происходит точечно. Например, на конференции ученый сообщил об открытии. Если к нему есть интерес, начинается поиск доступа к документам, — разъясняет эксперт.

Также приходится признать, что в Украине нет уникальных технологий, на которых зиждется процветание страны.

— Допустим, украинский чиновник уволился из Минэнергетики и устроился в British Petroleum. Я не думаю, что секретная информация, которую он принесет, поможет компании открыть новые месторождения и рынки. И уж точно не подорвет нашу экономику, — продолжает наш собеседник.

То же самое касается и оборонного комплекса.

— Военные тайны выведываются не для того, чтобы что-то украсть, эти времена давно прошли, а для того, чтобы понять, насколько сильный противник стоит на той стороне, — отмечает Иван Ступак. – В 1962 году почему так быстро разрешился Карибский кризис? Потому что Америка вовремя получила информацию, что у Союза ядерного оружия много, но средств доставки нет. Все ракеты — малого и среднего действия. Американцы реально были напуганы размещением советских военных частей на Кубе, но после таких разведданных, что называется, выдохнули.

Если допустить, что кто-то передаст противнику какую-то из наших военных тайн, это будет очень плохо, очень неприятно, но не обрушит ни страну, ни ее боеспособность.

КОНКРЕТНО

К чему обязывает допуск к гостайне:

— не допускать разглашения любым образом государственной тайны, которая доверена или стала известна в связи с выполнением служебных обязанностей,

— не участвовать в деятельности политических партий и общественных организаций, деятельность которых запрещена,

— не способствовать иностранным государствам, иностранным организациям или их представителям, а также отдельным иностранцам и лицам без гражданства в осуществлении деятельности, наносящей ущерб интересам национальной безопасности Украины,

— выполнять требования режима секретности,

— сообщать должностным лицам, которые предоставили доступ к государственной тайне, уведомлять режимно-секретные органы о возникновении обстоятельств, препятствующих сохранению вверенной государственной тайны,

— уведомлять должностных лиц и режимно-секретные органы в письменной форме о своем выезде из Украины.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Жертвы секс-туризма: студентки-филологини приводили иностранцев к грабителям