Почему коронавирус мутирует, плодя новые штаммы и как себя защитить

19:24 16.07.2021
Эпидемиолог: Идет война миров — коронавирус против людей.

Выживают наиболее агрессивные штаммы

Хорошо, что в классическом латинском алфавите 23 буквы, и у появляющихся вариантов коронавируса есть возможности называться все новыми и новыми комбинациями. SARS-CoV-2 продолжает мутировать, то есть изменяться с пугающей скоростью и еще более пугающими видоизменениями своих свойств. На днях ВОЗ добавила в список для мониторинга вариант АТ.1, обнаруженный в России в начале 2021 года.

В компании с ним уже находятся 14 штаммов из США, Бразилии, Филиппин, Индонезии, Великобритании – за ними будут наблюдать из-за «возможного риска в будущем», и пока они не вызывают у ученых больших опасений. Но с коронавирусом расслабляться не получается: все, что еще вчера считалось безобидным, завтра становится угрожающим.

В чем точно уверены эпидемиологи: до победы, которая равна коллективному иммунитету, нам еще далеко. Вирус мутирует, потому что все вокруг восприимчивы, потому что идет его адаптация. И, как и в мире людей, побеждает сильнейший.

Татьяна Чумаченко. Фото: личный архив

— Мутации происходят беспрестанно, ученые регистрируют их еженедельно, — говорит заведующая кафедрой эпидемиологии Харьковского национального медицинского университета, профессор Татьяна Чумаченко. — Допустим, вот она произошла – одна хорошая, другая плохая для человека. Но при отборе или селекции выживают самые конкурентноспособные штаммы, те, которые легче распространяются или вызывают заболевания даже при маленькой дозе, то есть более агрессивные. Вирус может жить только в живой клетке, и мутация – это адаптация к организму человека. И закрепляется именно то, что помогает сохранить биологический вид этому штамму.

Надел маску – значит, вооружен

Увы, мы не можем противостоять прилипчивому вирусу, рождающему все новые варианты, с помощью лекарств – их нет. Не можем пока и с помощью вакцинации – она не так быстро происходит. Но можем бороться хотя бы каждый за себя. Ведь если произошла мутация, вирус стал более агрессивным и выделился во внешнюю среду, где никого нет и нет возможности попасть в другой организм – все, он затух. Ему просто некуда «прилипнуть». А при нашем несоблюдении правил и высокой интенсивности общения вирус легко попадает в воздух. Человек с высокой восприимчивостью вдохнул – и вирус нашел себе нового хозяина.

Если взять Индию, где снизилась заболеваемость и все решили, что победили, сняли маски и начали отмечать религиозные праздники и проводить фестивали, там вирус тут же нашел возможности легче распространяться и попадать в новые организмы. Что получили — резкий подъем заболеваемости.

— У нас сейчас идет война миров: мир коронавируса против мира людей, — считает профессор Чумаченко. – И, если мы надели маску – мы уже вооружены, а если мы без нее – мы беззащитны перед врагом. И мы не только позволяем ему внедриться в наш организм, а он еще и заставляет нас воспроизводить себя. Я говорила еще в конце марта прошлого года, что у нас будет расти заболеваемость, с тяжелыми формами, летальностью, ростом заражения среди детей. Потому что увеличится агрессивность вируса – и это закон природы. И больше всего сейчас беспокоит то, что все ограничительные меры у нас существуют только на бумаге. А это приведет к тому, что вирусы будут быстрее распространяться, и к осени мы получим новую волну. Сейчас спасает то, что люди много времени проводят на воздухе, школы и вузы на каникулах, многие разъехались в отпуска. Но с курортов будут привезены какие угодно штаммы — и начнется интенсивный обмен ними. Природу не обманешь, и вирус мутирует, приспосабливаясь и адаптируясь.

Задача – выжить, а не дождаться супервакцину

Именно поэтому инфекционисты и вирусологи, когда утихла весенняя вспышка заболеваемости, говорили о необходимости привить до осени максимальное количество украинцев. Половина лета прошла, и результаты пока не очень: три с небольшим миллиона людей получили прививки, из которых полностью вакцинированных – миллион. При этом многие, опасаясь, что над ними «ставят эксперименты», ждут появления чудо-вакцины – безопасной, бессимптомной и «беспобочной». Ученые на это говорят, что сейчас лучшая вакцина — та, которая тебе доступна. Вакцин в мире не хватает, и время перебирать – не самое подходящее.

— Безусловно, у нас нет вакцин, которые бы защищали на 100%, но все они защищают от тяжелых форм болезни и летальных исходов, — говорит Татьяна Чумаченко. — И это все равно лучше, чем лежать под кислородным концентратором. Наша задача – выжить, а не ждать, когда изобретут супервакцину. Можно этого просто не дождаться.

 А противникам вакцинации хорошо бы помнить, что пока у нас нет кардинального лечения, которое было бы направлено на сам вирус. У нас оно направлено на то, чтобы люди легче перенесли болезнь, не погибли, не получили тяжелых осложнений. Но иногда бывают ситуации, когда врачи просто ничего не могут сделать, поэтому испытывать судьбу просто неразумно.

Конечно, по словам эпидемиолога, в классической ситуации испытание вакцины длится не менее 5 лет, сейчас же все проходило по ускоренной программе, чтобы сократить период наблюдения. Но нам еще повезло, что ученые все-таки разработали вакцину, ведь против некоторых инфекций их до сих пор нет.

— Эффективность и безопасность вакцин проверены и доказаны, — говорит профессор Чумаченко. — К тому же заканчиваются клинические испытания новых препаратов для вакцинации, и мы их ждем.

Что касается страхов, что если в России завелся «свой» штамм, то и у нас может, ученые территориальную привязку не поддерживают, поскольку бывает, что одинаковые мутации происходят в разных концах мира. А агрессивные штаммы всегда будут формироваться там, где высокая интенсивность контактирования людей, где не соблюдаются правила безопасности.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Битва вакцин: чем больше препаратов, тем лучше